13 Авг 2014

«Обрести свободу: творческая независимость Эми Ли и будущее Evanescence»

3 комментария | Категория:
Новости
| Автор: Faraday

С рождением ее первого малыша и выходом в свет нового альбома, Эми открывает новую главу своей жизни.

Когда в прошлом месяце Эми приглашала Rolling Stone в свой дом в Бруклине, то она еще не знала, что случится раньше: публикация саундтреков к War Story, над которыми она трудилась почти год или рождение ее с Джошем Харцлером первенца. Вышло так, что ее сын Джек Лион Харцлер выиграл чуть больше недели.

Ли стала мамой 28 июля и уже 6 августа она анонсировала Aftermath, альбом состоящий из музыки, которую Эми писала для War Story совместно с виолончелистом Дейвом Эггаром и множеством других музыкантов. Выход альбома ожидается 25 августа : это не только первый релиз Ли после одноименного альбома Evanescence в 2011 году, а это также ее первый опыт независимого творчества, который является итоговым результатом судебного разбирательства, поданного ею бывшему лейблу группы Wind Up Records.

В этом эксклюзивном интервью, свободная Эми рассуждает о материнстве, провозглашает свою независимость и предопределяет будущее Evanescence."

-Ты посвятила почти целый год работе над War Story. Насколько это отличалась от записи альбомов с Evanescence?

- Этот процесс был уникален даже для киноиндустрии, потому что это супер- инди. (Дейв и я) находились в дружественных отношениях с режиссером Марком (Джексон) и он приходил, прослушивал материал и выражал свое восхищение. Если у нас получался достойный трек, мы постоянно импровизировали, вдохновляясь работой каждого из нас. На самом деле, здорово начинать с определенной отправной точки, это намного интереснее, чем размышлять: "Как я хочу выразить себя в моем новом альбоме?". Марк устанавливал нам рамки и наводил на верный путь лишь словами: "Окей, я хочу, чтобы вы заставили слушателя почувствовать всю бурю эмоций, показали, что герой чувствует себя сломленным или оторванным от общества". У тебя есть лишь такие координаты и это круто, т.к. это открывает простор для творчества. Мне казалось, будто я развивала разные части моего мозга.

- Как ты можешь описать фильм?

-Для меня он очень мрачный. Мы назвали альбом "Последствие", потому что фильм сам по себе про последствие, он не про войну. Фильм называется "История войны", но вы ни за что не увидите в нем боевых действий. Он про последствие того, как героиня справлялась с трагедией быть свидетелем войны. И следовательно, альбом, который мы записали, является последствием от создания всей музыки к фильму. Возможно, часть музыки не вошла в фильм, мы просто работали в этом большом, мрачном, открытым для импровизации направлении. И я надеюсь, что вы сможете прослушать альбом и ощутить это сами.

- Чем этот проект так тебя привлек?

- Мне всегда было интересно писать музыку для фильмов, но просто сложно было найти возможность, имея за спиной багаж уже хорошо известной персоны. Поправьте меня, если не права, я не жалуюсь, но и не смотрю на это, как на нечто позитивное, но когда кто-то желает работать со мной, то смотрит на меня лишь как на рок - или готическую певицу, но я способна на большее, чем просто пение! Невероятно сложно прийти и сказать: "Я хочу меньшего, я не хочу быть в центре внимания. Позвольте показать вам, что я могу в качестве композитора или продюсера и аранжировщика." Но вы знаете, меня скорее всего пригласят придти и спеть трек к титрам. Нелегко найти такое приглашение к участию в чем-то подобном, но это было таковым.

- Ты чувствуешь, что ты предопределена своим прошлым?

-Как личность? Вовсе нет. Я не могу сказать, что чувствую себя так как, словно во мне два разные личности. И я никогда не чувствовала, будто играю чью-то роль, просто ты меняешься. Забавно, что люди до сих пор говорят о «My Immortal» это чудесно, это так здорово, но мне было около 14 или 15 лет, когда песня вышла в свет. Когда я писала «Bring Me to Life» мне было 19 (смеется). Вспомните себя в 19: какими были ваши мысли, то о чем вы говорили и, то, что вы делали. Даже ваши отношения с людьми изменились с возрастом. И я стала более зрелой, опытной личностью и могу о многом рассказать.

Я бы солгала, если бы не признала, что все что мы создали для Fallen или то, что писалось ранее для Origin, не заставляет меня съежиться внутри. Это смущает меня. Лирика по сути, о мой Бог, словно сошедшая со страниц моего старого дневника. Но я стараюсь принять эту наивность, потому что я никогда вновь не испытаю этого, это нечто особенное.

- Ранее, в этом году, ты урегулировала свое судебное разбирательство с Wind Up Records. Что ты можешь рассказать нам о факторах, приведших к судебному иску?

- Я не могу сказать ничего негативного. Я подписала документ о неразглашении, это то единственное, что создает ощущение, будто я все еще связанна (с лейблом). Всегда расстраиваешься, когда ты не способна контролировать полностью свой проект. Сотрудничество во всем, так как оно на самом деле есть, и даже в этом проекте мы вынуждены были угождать кому-то, работать в том направлении, которое должно понравиться определенным людям еще до выхода.

Различие данного проекта в том, что это был также и творческий процесс… режиссер - творческая личность, он хотел чтобы мы были таинственными и креативными настолько это возможно, давал нам возможность делать все по своему, он уважал и ценил это. Делал все это вместо того, чтобы составлять четкий план действий, как до этого делали множество людей, вместо того, чтобы заставлять нас следовать по уже проторенному пути

- Что произошло вслед за урегулированием?

- Все осталось прежним для меня; не то чтобы я больше не получала денег, когда кто-либо покупает Fallen, но теперь он продан другому лейблу. Мои предыдущие альбомы принадлежат компании Bicycle-Concord , лейбл великолепен, и здесь нет особых различий. Но мое будущее за мной, отныне и впредь все зависит только от меня и это потрясающе.

- Так что все это значит для Evanescence?

- Ситуация в том, что мы сейчас не занимаемся этим. Я не люблю давать пустых обещаний, и признаться, я довольно открытый человек, и я бы никогда не хотела сказать, что закончила со всем этим, потому что это огромная часть меня. Я люблю время, проведенное с Evanescence и я бы не хотела просто выкинуть его, но в ближайшем будущем у меня не стоит в планах работа с группой. Для меня очень важно сейчас выиграть немного времени и показать различные стороны самой себя. На протяжении всей карьеры с Evanescence, особенно во времена второго и третьего альбома, я не перестаю утверждать: "Если я вольна для самореализации без участия группы, то почему я должна хотеть заниматься чем-либо еще?". И это правда лишь в определенной степени, постольку я смогла пройти сквозь бурю эмоций и некоторые ожидания не покидают меня. Фанаты и я знаем, что такое Evanescence; это нечто самодостаточное, нечто большее чем я сама и это потрясающе, но я могу написать песню и раздумывать: «Подходит или не подходит эта песня для Evanescence?» и оба варианта актуальны. Итак, для меня должны существовать другие возможности создавать музыку вне группы.

- Ты с семьей обосновалась в Нью-Йорке, повлияло ли это на группу?

- В этом нет ничего необычного; мы всегда жили в разных местах. Я не была ближе к ним, проживая в Лос-Анжелесе. Я поддерживаю общение с ребятами и мы наблюдаем за работой друг друга: Трой работает над чем-то крутым, я слушала его музыку несколько дней назад. Больше всего я общаюсь с Тимом и Троем, но они также не живут в Нью-Йорке, мы все в отдаленных местах, в разных городах.

- Ты, кажется, прочно осела в Нью-Йорке.

- Мне нравится здесь. Я жила во многих местах, но это первый город после того, где я жила еще ребенком, в южной части Флориды, который я могу назвать домом, где я не чувствую себя, отличающейся от других людей, что окружают вокруг меня. Мы здесь находимся в хорошем окружении, вокруг большое количество великолепных музыкантов. Здесь все доступно, ничто не выбивает из колеи и повсюду музыка. Я постоянно черпаю вдохновение из простых прогулок по здешним улочкам. Мне кажется, будто я живу в художественном месте и это очень здорово. Я постоянно езжу на метро, у меня нет машины. Я вполне могу неспешно выйти из дома и успеть на поезд.

- Как сама мысль о материнстве изменила твой взгляд на жизнь?

- Я не знаю с чего начать. Больше всего я взволнована, потому что с возрастом, мне не достаточно просто красивых вещей вокруг себя, ведь я так много их повидала. Ты подходишь к черте, когда осознаешь, что у тебя уже достаточно первоначального опыта, но я с нетерпением хочу пройти весь этот путь заново, уже со своими детьми.

- Это изменило твой взгляд на профессиональную деятельность?

- Да. Я творческая личность и никогда не перестану быть собой, я не думаю, что смогу когда-нибудь прекратить писать музыку. Это не многое меняет; я все также остаюсь собой, а жизнь становится более насыщенной, полной и занятой. Но я думаю, что дни, когда мы все время жили в дороге, а также невероятно сложный альбомный цикл: работа в студии в течение полугода, а затем
годовой-двухгодовой тур, всё это для меня уже позади. И это не только, потому что я стала мамой, я просто
больше не хочу постоянно жить в дороге. У меня есть возможность создавать и выпускать что-то здесь и пусть не будет 12-ти песен. Пусть не будет завершенного, по намеченному шаблону, альбома. Классно взглянуть с новой точки зрения. Мы написали крутой альбом, но как я могу донести это до фанатов прямо сейчас? Альбом вряд ли станет чем-то грандиозным.

- Похоже, что ты готова добровольно пожертвовать своей карьерой взамен счастью.

- О, такое и происходило в течение долгого времени. Я полагаю, что я не похожа на других. Даже в музыке, к которой я так тяготею....Я не прислушиваюсь ко многим популярным вещам. Полагаю, что я всегда была такой. Платить огромную цену ради великолепной работы, замечательной музыки то, что действительно волнует меня. Это значит куда больше чем просто успех или слава, особенно в денежном отношении. Всегда так было.

- И в завершение, чего ты ожидаешь достигнуть с Aftermath?

- Честно говоря, это сейчас прозвучит странно, я не могу дождаться момента, когда поделюсь им со всем миром. У меня нет высоких ожиданий, потому что проект необычный. Каждый раз, когда я выпускаю в свет что-то новое, все проходит гладко и я знаю, что у меня есть поддержка, которой понравится что-то с альбома. Я восхищена "Lockdown", мне интересно узнать, что о ней подумают мои фанаты и восхищена "Push the Button", я в восторге от всей музыкой к фильму, и я хочу показать фанатам и людям во всем мире то, что они никогда не слышали ранее.

Источник - rollingstone.com | Перевод Лина Варнавская и Зарина Ганиева
Комментарии

"Невероятно сложно ПРИЙТИ и сказать" И еще опечатка: "весь я так много их повидал". Он - это кто?
А вообще, грустно от осознания, что мы больше не увидим Эмичку на своей земле с вероятностью 90%.

Лена
пт, 2014-08-15 17:03

Окей, спасибо.

Faraday
пт, 2014-08-15 22:32

Farewell, Evanescence,I'll miss you much:'( Из интервью понятно, что Эми мечется между своим рОковым прошлым и осознанием того, что она окончательно "заматерела".Да, разумеется, Evanescence - часть её сущности, но, видимо, Эми больше не хочет постоянно оглядываться назад.Вероятно, в планах Эми обзавестись ещё парочкой карапузов в ближайшем будущем.И мне,как почти сверстнице Эми, понятны её душевные метания.Уважаю её за выбор идти дальше собственным путём.Хотела бы ещё поблагодарить Эм за прекрасные 10 лет.До Ev я даже представить себе не могла, что музыка способна дарить столь сильные эмоции.Счастья тебе, Эми Линн Харцлер.Ты как никто его заслуживаешь ?????

spionyaga
ср, 2014-09-03 00:57
Добавить комментарий
На заметку:

Оставляйте комментарии, относящиеся непосредственно к комментируемой новости или материалу.

Безусловно запрещается:

Использовать в комментариях ненормативную лексику (мат). Если ваши мысли невозможно выразить без мата – скорее всего, эти мысли вовсе не стоило выражать.

Оскорблять в комментариях других посетителей, людей и организации. Оскорбления – не повод для обсуждения и не элемент дискуссии. Высказывайтесь по сути обсуждаемой статьи, а не личностей, ее комментирующих или в ней упомянутых.

Добавлять комментарии, носящие только рекламный характер.